ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind 3 месяца и 25 дней
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 7 месяцев и 14 дней
Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi год, 5 месяцев и 14 дней
Архив новостей
Спрятать
Революционер. 66 строк.
Автор: ReNaR
Страницы: [2 3 ...220 ]
    1.
    Я — осколок электрички.
    
    -Давайте парни, поднажмите!
    -Заткнись уже, и так давим! — закричал кто-то в строю, перекрикивая рык и шарканье когтей по крупному щебню.
    Мои лапы в очередной раз зацепились за грунт, я кое-как прижал когти к земле, нагибаясь и напрягаясь из-за всех сил.
    -Эй, не халявить там! — снова закричал проводник.
    -Чётвёртый вагон, что за чертовщина!? Все едем, все тащим, давайте, вы знаете правила!
    -Да пошли вы к чёрту!
    -Двигатель давай врубай! — потребовали бойцы второго вагона, побросав ремни.
    -Ага, чтобы потом пятьсот вёрст вас тащить всех, да? Просрёте состав — все под трибунал пойдёте! До единого! — пообещал нам матюгальник, и солдаты волей-неволей снова впряглись в свои упряжи.
    -Сволочь... На горку он взобраться не может. Просто управлять поездом не умеет, а как нас гонять, так это запросто! — заворчал мой сосед.
    -Чего ты жалуешься-то? — шутливо спросил я, стукая ему кулаком в плечо. Молодой, в самом расцвете сил пёс из породы доберманов, накачанный как трёхстворчатый шкаф. Из-за своих плечей он один на полке спал, в то время как полагалось парами.
    -На себя посмотри... — пробухтел доберман, набрасывая на себя упряжь, — потаскай тут три тысячи с лишним тонн...
    Я хмыкнул, натягивая тросы, которые тянулись к колёсной паре — уж мне-то точно не на что было жаловаться...
    Добро пожаловать в армию страны, которую люди когда-то называли Россией. Странное название, как я сам считаю, но жаловаться не приходилось. Всё-таки у нас осталось хоть что-то, из того, что человечество так беспечно растратило на свои нужды — понемногу восстанавливался лес, появлялись новые нефтяные пласты и газовые месторождения, множество рек и самое главное — уран. Его-то у нас и было в избытке, а значит, всё бы должно было быть хорошо, но почему-то так не было. Отчего-то все решили, что использовать нас как главную тяговую силу — это умно и прогрессивно, однако нам так, естественно, не казалось.
    И вообще, хоть я был старшим сержантом и незаслуженно имел право не на какой-нибудь пистолетик, и даже не на автомат — а на настоящий пулемёт, к которому выдали целых сто пятьдесят патронов — такой радости некоторые и представить себе не могли, а мне довелось пару раз пострелять из него...
    -Эх, грехи наши тяжкие, паровоз треклятый... скорее бы уже до электропутей добрались — там уж будет время отдохнуть... — пробурчал доберман и поднажал посильнее, шаркая лапами по камням.
    -Ты бы себе ямку выкопал, Доб, — посоветовал я ему, потопав в своей. Доберман хмыкнул.
    -Потом целую траншею так рыть — пока не сдвинемся — нафиг оно надо?
    -Сдвинуться будет легче, — я пожал плечами и потянул вместе с ним, изо всех сил, которые только у меня были.
    -Пошла, родимая! — закричал кто-то — состав наконец-то тронулся с места после часовой остановки.
    -Давай-давай! Не сбавлять! — последовал радостный приказ, — Всего сто десять метров осталось, парни, так держать! Молодцы!
    -А кто кормить потом будет... — прохрипел сосед.
    -Не сбивай дыхание! — рявкнул я, пользуясь званием старшего, и наконец-то вышел из своей окопанной ямки.
    Постепенно становилось легче, и вскоре весь состав въехал на горку и машинист наконец запустил двигатель, закричав в матюгальник:
    -Быстро, хватайте сбруи, и по вагонам, ждать никого не будем!
    -Да как будто мы не знаем... — У Доба сегодня было явно плохое настроение, раз он всё подряд комментировал.
    
    2. Ночь, вокзал, глаза в окно…
    
    -Стоп машина!
    -Предупреждать надо, ёпть! — с диким рыком доберман покатился со своей полки, и рухнул на соседа снизу, придавив бедного енота всей своей тушей. Полосатый тоже матюгнулся, проклиная добермана всем, на чём свет стоит.
    -Теперь я понял почему тут никто не хочет спать! — заверещал он из-под торса моего тяжеловесного друга.
    -Я ж не виноват что этот кретин-машинист не умеет ни трогаться, ни тормозить! — возразил доберман, не горя желанием вставать с мягкого енота.
    -Он по инструкции действует! — парировал он.
    Здоровый пёс оторвался от нижней полки и потёр рёбра. Странно, сколько раз он не падал — ему постоянно везло — ни одного перелома или даже ушиба. Хотя причина его везения была мне хорошо известна — как и остальным членам нашей армии.
    Доб, или как его ласково звали Добби отличался от остальных тем, что он был одним из немногих, кто сохранился со времён великого изгнания — поэтому его скелет был усилен, а в голове была огромная куча имплантатов, которая ему чего только не позволяла. Он умел глазами подсвечивать дорогу, вот только одна беда — раз в неделю он должен был найти розетку и сидеть у неё пару часов, не вставая. Иначе вся электроника, которая поддерживает его жизнь уже которую сотню лет — окажется в пролёте и Доб быстро умрёт. Зная это, я всегда помогаю, потому что горжусь дружбой с таким как он. И не потому что он был вооружён лучше чем весь вагон вместе взятый, нет. Просто с ним всегда было весело поболтать — пёс знал прорву интереснейших историй про людей и про их изгнание, а когда напивался то вечно жаловался на жёсткий диск и глючущую оперативку. Конечно, он не всегда был весёлым, особенно когда дело касалось Правды. Правдой называют факт изгнания и было ли оно как таковое. Все в этом мире когда-то думали об этом — кто победил. Мы, или те люди, которые смотались с этой проклятой планеты…
    Когда-то здесь было всё — государства, армии, леса и нормальные ресурсы, а теперь нет ничего. Даже государств. Ну точнее они есть, но их так немного, что есть оно или нет их — не важно. Нету главного — населения.
    Пока Доб поднимался, отряхивался и матерился, я оглядел пустующий вокзал. Пара зверей, по виду волк и енот — стояли у головы состава, о чём-то ругаясь с машинистом, и ещё какая-то пожилая кошечка продавала на платформе горшочки с какими-то растениями.
    -О, смотри, бабка коноплёй торгует! — сразу же оживился мой друг, заглядывая мне через плечо.
    -Откуда ты знаешь что это такое? — удивлённо спросил я, поправляя лямку пулемёта, — Может это она листики так подрезает, чтоб было на коноплю похоже…
    -Так это мы сейчас быстро проверим! Возьмём два корапля на пробу…
    -Ага, чтобы ты мне всю дорогу до Москвы бухтел — надо было брать стакан, надо было брать стакан…
    -Да двумя коробками разве накуришься? Это я ещё когда человеком был — можно было удолбится…
    -Так почему стакан сразу не возьмёшь? — гневно поинтересовался я.
    -Так вдруг хреновая окажется?
    Я гневно выдохнул и передёрнул затвор своего пулемёта, проверяя его чистоту и боеготовность.
    -Опасный район. Ты вооружаться будешь, или ну его?
    -Таскааать его… — лениво протянул пёс, но палец облизнул.
    Открыв нижнюю полку, на которую не так давно рухнул, Доб приложил палец к небольшому, но очень точному считывателю ДНК, похожего на считыватель отпечатков пальцев. Огонёк на огромном бронированном сундуке загорелся радостным зелёным, и пёс достал из ниши огромный скорострельный гранатомёт с полным боекомплектом. Самая разрушительная игрушка для индивидуального пользования во всей нашей армии — таких в мире осталось совсем не много, а патронов к ним — и того меньше.
    Закинув свою трахбабахалку (это её владелец так называл своё оружие) за спину, доберман с лёгкой, я бы даже сказал, летящей походкой, спрыгнул с вагона на асфальтированную платформу. Я пошёл за ним, ухмыляясь про себя — он совсем не умеет торговаться, а увидев гранатомёт, бабка могла потребовать и гранатку…
    На вокзале было тихо. Полночь, но построен он был для куда большего количества народа — сейчас внутри было не больше трёх зверей, два из которых — работали там. Чтож, торговцы многое потеряли в эту ночь, бабке повезло — сегодня ей ещё придётся пару раз сбегать в свой палисадник…
    Я, кажется, не закончил.
    Так вот на этой проклятой планете осталось, по приблизительным подсчётам, около тридцати миллионов разумных существ — а других почти что не водилось. Вся планета была жутко недонаселена, и надобность в государствах если не отпала, то роль их в этом мире была минимальна.
    Но только не нашего государства. Страна, которую когда-то называли Россией, а ныне просто Русью, обладала всем тем, чем остальные государства не обладали, а именно уран, остатки нефти, зарождающийся заново лес, огромные месторождения метала, алюминия, меди и золота. А ещё у Руси была самая сильная армия в мире. То есть это были мы.
    Всего нас было тысяча двести воинов — двенадцать вагонов по сотне в каждом. Спали по двое на полках, иногда пользовались ими попеременно или даже посменно. Ещё один вагон с патронами — туда никого не пускали без указа сверху, хотя уже давно знали у кого брать ключи, шифры и прочее. Короче говоря вагон давно растащили, но кое-как общими усилиями пополняли наш боезапас и таким образом продолжали существовать.
    И последний, четырнадцатый вагон был абсолютно чёрным, накрытый маскировочной сеткой. Что там было мы тоже знали, но говорить об этом боялись даже офицеры.
    Я тоже знал что там — оружие, которое использовали люди до Изгнания. То было сильно модифицированной системой залпового огня, патронами к которой служили странные белые снаряды, небольшой толщины и длины. Когда такой попытались вскрыть — он рванул так, что снёс весь Санкт-Петербург — об этом ещё в новостях рассказывали. Это был самый мелкий калибр, который только смогли собрать люди — они же швырялись многотонными бомбами и именно поэтому на земле не осталось ничего, даже леса.
    У нас было порядка сотни таких снарядов, система для ведения огня и древние, ветхие инструкции, вроде сохранившихся в памяти Добба чертежей и инструкций. Но даже мой друг не желал делиться ими, хотя однажды признался, что с этой установкой мы сможем под чистую сжечь континент типа Австралии всего за пару минут.
    Знать бы ещё что от этой самой Австралии осталось — было бы что сжигать…
    А пока зверьки, как их ласково называли люди когда-то, разбежались по вокзалу кто — куда. Ещё бы — вы представляете себе тысячу оголделых солдат, которые в едином порыве понесуться в туалет под единственный куст? Хе-хе…
    Ну раз уж я завёл речь о нас, то я тоже расскажу.
    Звери, звероморф...
Страницы: [2 3 ...220 ]
Комментарий
Информация
 
 
Сейчас на сайте 400 пользователей
3 фурря и 376 гостей и 21 робот
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2018 FurNation.ru